Одиночество бегуна на длинной дистанции.

Неожиданная поддержка Юстаса - глоток воды в моём марафоне.

 Всё чаще вспоминаю название виденной когда-то на сценарных курсах ленты. “Одиночество бегуна на длинной дистанции”.

 “Не обижайтесь”, - написал мне Человек.
 А я давно уже не позволяю себе этой роскоши – обижаться, хоть порой ох как тянет уткнуться носом в подушку и похлюпать.
 Если уж очень тянет – отвешиваю сама себе пару оплеух и прихожу в форму.

 И хныкать, и обижаться нелепо. Сама выбрала, выпросила у Господа эту посмертную (пока не упаду) дистанцию. И ни на что не променяла бы мучительное наслаждение вечного бега.

 Где на месте пройденной цели тут же маячит вдали новая. И тропа сама ведёт - всё выше, круче, ухабистей. И срываются, больно бьют камни.
 
И норовят сшибить с ног те бегуны, что спешат навстречу, к подножию. Хамят, крутят у виска пальцами в мой адрес…

А иной некоторое время бежит рядом. Протягиваю руку, но он то ли отстаёт, то ли обгоняет.
И вот уже снова только ветер в лицо, камни навстречу. Что-то кусает, что-то царапает... Кто-то встречный норовит облаять и сбить с ног…

А смысл, цель – именно в этом нескончаемом беге по установленной кем-то неведомой дистанции.
 И лишь ощущение, что надо успеть пробежать как можно больше, а времени и сил всё меньше.
  Какие уж тут обиды на тычки и препятствия! Скорее – досада.
      

 А когда совсем уж невмоготу – вижу радугу. Не во сне, а наяву. В самых разных ситуациях.

 Однажды шла причащаться в храм 29 июля, в день ангела. Накрапывал дождик, а над железнодорожной платформой вдруг она высветилась! Да такая яркая, праздничная, что усомниться было невозможно - это мне, в день Юлии, подарок свыше, в поддержку и напоминание о Завете с Богом.
Мост от земли к небу – волшебное видение горнего мира.
Тайный знак оттуда, который мне с тех пор не раз будет чудесным образом посылаться “в минуту жизни трудную”, открывая второе дыхание.

       “И верится, и плачется, и так легко, легко”…

       А “злой мир” вокруг, между тем, свирепеет день ото дня.
 Спиваются неприкаянные наши мужчины – мужья, зятья, друзья, соседи.
Бесы вертят ими, как хотят. Реакция неадекватная – ни за что, ни про что готовы в горло вцепиться.
 В общем, "духовная брань" в чистом виде.

 И в семье неспокойно. С первым зятем дочь Вика мучилась из-за его пьянки двадцать лет. Вся высохла, едва не рехнулась. Пока не нашла новое счастье в лице Алёши, тоже офтальмолога из своей больницы.
 Андрей получил отставку.
 Вика от него скрывалась, а отыгрывался он на мне. И, как подозреваю, писал на наш Форум злобные памфлеты. Благо, виртуальное поле позволяло.

       И соседская дочь доставала бредовыми претензиями на какую-то эфемерную, украденную у них и нивесть куда испарившуюся землю.
 Насылала комиссии, таскала Бориса по судам, бегала под окнами с рулеткой и картой времён Батыя, с воистину бесовской силой выдёргивая из земли заборные столбы.

 И с таким же неистовством костерила нас на всю улицу, особенно в дни церковных праздников, специально подкарауливая наше возвращение из храма.

 Ходить другой дорогой, через дед-соседа, тоже было небезопасно – там Бориса заманивали опрокинуть рюмку-другую по случаю праздника.
 И я сразу же оказывалась в лапах мужнина “мелкого беса”, который однажды предупредил меня во сне, что “коли княгиня стала на этот путь, пусть лёгкой жизни не ждёт”.

И лицо, и голос у Бориса менялись, он начинал меня “дёргать за хвост”, пункт за пунктом нагло и бездоказательно подвергая сомнению мои “устои”.

 Я прекрасно понимала, чья это работа, но попадалась на удочку. Заводилась, орала, теряла силы и благодать.
   А Борис заваливался в койку и даже не помнил, из-за чего приключился сыр-бор, от которого у меня подскочило давление и на сердце плита.

       А ещё приходилось выращивать и реализовывать цветы. Распространять и продавать книги.
 Худо-бедно обихаживать большой дом и участок, стряпать, полоть и поливать. Делать заготовки впрок.
 Помощников у меня практически не было. Вика была слишком занята, приезжала редко. Ночевать в доме не могла (аллергия на шерсть животных и домашнюю пыль).
 Да и руки её, глазного микрохирурга, не пристало использовать для огородных работ.

 Крестница Наташа тоже вкалывала на работе, порой влюблялась со всеми вытекающими отсюда неприятными последствиями.
Или её “кидали” в бизнесе, приходилось выручать…
Но об этом ниже.

       “Говори, что знаешь. Делай, что должен. И будь, что будет”…

       Это было самым главным,– возможность высказываться и даже иногда получать ответы.

 Хотя порой от усталости засыпала у монитора.