Придёт сама и не сдержать её! Июльская Беседка

 
 Этой изменённой строкой из знаменитого "Слова к товарищу Сталину"
можно обозначить смысл присланной Юстасом статьи о реальности...
 Нет.
 НЕИЗБЕЖНОСТИ Изании.
 
B БЕСЕДКЕ С: Юстасом и А.В.Давыдовым

Я от дедушки ушёл...

У этой судьбоносной сенсационной статьи было скучное название:

“К вопросу о перспективах возникновения корпоративных юрисдикций".


Юстас:
-  Интересная статья.
Об обмене товарами напрямую при помощи телекоммуникаций.

  "Происходящий в настоящее время качественный скачок в развитии телекоммуникаций, усиленный радикальным обновлением самих способов создания базовых видов продукции, ставит государство в сложное положение.

 Суть проблемы состоит в том, что новые технологии делают возможным создание неподвластных государству корпоративных юрисдикций, в которые легко и корректно можно будет перенести предпринимательскую деятельность.
 
 Дело в том, что достижения интернет и нано-технологий, так называемой “водородной энергетики” и генной инженерии делают производство предельно рассредоточенным, гибким и ориентированным на обособленного потребителя. А возможность установления прямых равноправных связей - практически свободной от пространственно-временных ограничений.

  Этим создаётся вещественная основа для взаимодействия, организованного по сетевым принципам.
 Что подразумевает прямую связь всех участвующих сторон между собой, их структурное равенство.
 И, как следствие, замену институциональных иерархий ситуативными, возникающими “под задачу”.

  Интернет-технологии позволяют организовать совместную работу большого количества людей на основе их прямых связей друг с другом, без обязательного участия посредников в виде громоздких иерархических структур.
  И, снимая с коммуникаций почти все пространственно-временные ограничения, обеспечивает превосходство потребительских качеств электронных форм взаимодействия.

  Другие же из упомянутых технологий, подкрепляя тенденцию “соединения всего со всем”, вместе с этим обеспечивают нарастание информационной составляющей в производстве всех без исключения товаров, работ и услуг.

  Всё это в ближайшей перспективе резко сокращает потребность экономики в формальных, построенных на чиноначалии управленческих структурах.
  Устанавливает господство электронных форм ведения бизнеса. И делает виртуальное пространство, а не чью-либо суверенную территорию, местом совершения экономических событий для очень многих видов таких явлений.

  Кроме того, возможность установления прямых связей всех со всеми обезоруживает все системы контроля экономических отношений, опирающиеся на знание инструментов и средств.
  И, прежде всего – государственные.

 Причина этого кроется в том, что “связь всех со всеми” подразумевает беспрецедентно высокую множественность вариантов взаимодействия по любому конкретному поводу. А значит, и способов достижения желаемого.

  Причём каждое появление нового участника сетевых взаимоотношений (изанина - Юлия) во много раз увеличивает число этих способов.
 Поэтому возможность связи всех со всеми создаёт ситуацию, когда для любого действия всегда найдётся доселе неизвестная форма его реализации.
 А контролировать неведомое невозможно.

  То есть, становятся реальностью общедоступные и независимые электронные “площадки”, предоставляющие на договорной основе практически весь спектр сервисов, необходимых для ведения предпринимательской деятельности.
 От платёжных систем, бухгалтерии, делопроизводства и средств коллегиальной работы до правовой и страховой защиты нарушенных прав своих участников.

  Причём нет объективных ограничений на то, чтобы физически разместить вне какого бы то ни было государства средства, поддерживающие эти площадки.

 Существующие же концепции механизмов налогообложения бессильны перед такой перспективой, поскольку все они основываются на том, что объект налогообложения должен быть привязан к какой-либо суверенной территории.

*   *   *

  Корпоративные юрисдикции, конечно, столкнутся со сложностями.
 Наиболее серьёзными из которых являются невозможность полностью перевести в электронные формы процесс создания, реализации и потребления материальных благ.
 Неотработанность собственно корпоративных инструментов урегулирования имущественных споров.
 А также технологий взаимной конвертации внутренних платёжных средств этих юрисдикций и общепризнанных валют.
(Этим и займётся Изания - Ю.И.)

 В этой связи можно ожидать, что, по всей видимости, сложится следующая направленность действий сторон, заинтересованных в решении данных проблем.
 
  Как представляется, усилия по выводу операций с вещественными ценностями из-под государственных юрисдикций будут в основном направлены на создание такого положения дел, когда затраты государства на контролирование таких операций превзойдут средства, зарабатываемые фискальной системой.

  Для этого создатели кооперативных юрисдикций, прежде всего, обеспечат недоступность для государства деловой документации своих клиентов о проводимых ими операциях с материальными ценностями.
 Ведь на самом деле налогами облагаются не сами операции, а отчётность о них.

  Кроме того, данная услуга корпоративных юрисдикций наверняка будет дополнена предоставлением надежной “документации прикрытия”.
  На тот случай, если клиенты столкнутся с физическим контролем операций с вещественными ценностями со стороны представителей государственных органов.

  Ещё одним способом обессмысливания фискальных усилий государства, видимо, станет создание “дурной бесконечности” объектов контроля путём юридического дробления производства.
  То есть предельное, вплоть до уровня “предпринимателя без образования юридического лица”, разнесение технологических процессов по формально независимым соисполнителям.

  Следует заметить, что в силу беспрецедентной гибкости взаимоотношений, построенных по сетевым принципам, невозможно заранее предсказать все те ухищрения, которые будут постоянно придумываться для вывода операций с вещественными ценностями из-под государственных юрисдикций.

  В принципе, передовые информационные технологии позволяют организовать такую систему торговли, в которой товары будут обмениваться друг на друга БЕЗ ПОСРЕДНИЧЕСТВА КАКОГО-ТО БЫ ТО НИ БЫЛО ОБЩЕГО ЭКВИВАЛЕНТА СТОИМОСТИ.

  Появление же безденежной экономики современное государство не выдержит, поскольку деньги являются его ключевым инструментом.

  Ко всему этому надо добавить и то, что корпоративные юрисдикции смогут предоставлять и привычные адвокатские, аудиторские и консалтинговые услуги, использование которых также эффективно снижает отчисления государству.

  Таким образом, государство попадает в ситуацию вынужденной конкуренции с юрисдикциями иной породы, не имея перед ними каких-либо исключительных преимуществ.

 Данными преимуществами располагают как раз корпоративные юрисдикции.
 Это и более низкая себестоимость, и, что важно, малая цена “утилизации”.
 
То есть способность легко прекращать своё существование”.

(Александр Владиславович Давыдов – начальник отдела стратегического анализа и прогнозирования информационно-аналитического управления Аппарата Совета Федерации.)

*   *    *

  Эта присланная Юстасом статья, на которую практически никто не откликнется, была для меня посланием с Небес.
  Именинами сердца, подобно радуге. Которую Господь однажды перекинул через железнодорожное полотно в день моего дня ангела, когда спешила в храм на электричку.

 И как в тот раз, хотелось плакать от восторга.
 Изания, моё непризнанное дитя по имени Утопия – то ли есть, то ли нет – так, фантом, кукла, которую безумная мать исступлённо укачивает – вот она...
 Живая, сильная и неуязвимая, из плоти и крови.
 В пелёнках из скучных мудрёных слов неизвестного господина Давыдова.
 Где каждое бьёт в точку, откликается в сердце.
 И я наконец-то вижу её, мою Изанию, такой, как задумала, - от книжного младенчества, интернетовской подростковости и юности. Все надоевшие фантомные варианты проекта...   
  Вдруг ожившие, слившиеся с этим, как прикосновение волшебной палочки, как поцелуй принца.
 “Неподвластные государству корпоративные юрисдикции”!
 Заголовок, отразивший вполне реальный образ справедливой и всесильной воительницы будущего. Способной по велению свыше повернуть-таки колесо истории.

  Снова и снова перечитываю этот распечатанный на двух страницах листок. Уже знаю текст наизусть, декламирую знакомым в редакции и незнакомым в электричке.

 Борис вздыхает:
- Мы не доживём.

  Приехавшие в гости на дачу Вика с Алёшей слушают вежливо, но равнодушно – может, не врубаются?
 Рассказывают, в свою очередь, как отремонтировали сами кухню в московской квартире, о купленной в рассрочку стиральной машине...
 Кого хочу убедить, что не чокнутая, – их или себя?
  Если их, то, похоже, эффект обратный, всем плевать на “независимые корпоративные юрисдикции”.
  Но я уже не одинока – со мной господин Давыдов.
  Не просто какой-то псих из соседней палаты, а начальник отдела стратегического анализа и прогнозирования…

  Потом приезжают Наташка со своим Димочкой – удачная получилась пара. И квартирку от бабули по наследству получили – в “Лесном”, и зарабатывают оба неплохо: он - в депо электриком, она – администратор в большом магазине.
  Правда, работа практически без выходных, с утра допоздна и всё время на ногах. Наташа жалуется, что болят вены.

  Я и им впариваю про “корпоративные юрисдикции” – Наташка вроде заинтересовалась, задаёт вопросы, кивает.
 А может, из вежливости…

  Бетянка Юлия...
  Даже не знаю, сколько из них, кивающих, действительно “врубались”, загорались или просто делали вид. А сами мысленно крутили пальцем у виска в мой адрес...

 Вспомнились звонки и походы в Думу – к лидерам оппозиции и их аппарату, в посольства, в Бурляевский “Золотой витязь” - где-то возле театра кукол.
 По фирмам-однодневкам с “благими намерениями”. К ребятам из кружка Ричарда Косолапова. В  офис Виталия Третьякова в районе Зоопарка...

  Везде выслушивали, ахали-охали , обещали “кому-то показать, с кем-то проконсультироваться”.
 Жаловались на жуткую занятость и неразрешимые проблемы.
 Не желая знать, что вот же он, заветный выход за старым холстом на стене– моя Изания!

  Третьяков передал через секретаршу, что “очень интересно” и чтоб я позвонила через пару недель.
  Через пару недель секретарша сообщила, что “извините, ничего не вышло”.

  Что именно “не вышло” – не знаю до сих пор.
 Теперь всякий раз переключаю его “Что делать?” на другую программу. А раньше смотрела.

 Обидно, Вань…

  Потом отважилась прорваться на приём к настоятелю нашего храма.
 Отсидела после службы длинную очередь у его кельи, вручила несколько своих книжек и распечатку проекта Изания.
 Вкратце рассказала, в чём суть.
 Батюшка вроде бы заинтересовался , - да, хорошо бы нечто подобное организовать. А то уж и с церковного имущества, включая земли, хотят взимать налоги...
  Он выглядел очень усталым, оно понятно – такая нагрузка, небось, ещё и не завтракал...
  Мне стало стыдно. Я сама себя неважно чувствовала – может, магнитная буря...

 Побыстрей распрощалась, в отчаянии попросив также передать книжки и проект известному “авторитету” - спонсору и жертвователю храма.
 Оставила свои координаты…

  Ушла с ощущением - что-то не то делаю.
 Перед глазами стояло пепельно-серое лицо батюшки – всё-таки двигать колесо истории должны молодые и здоровые.
 Но тут же вспомнились отцы-пустынники.
 Немощные, но сильные духом…

  Чем кончилось – не ведаю.
 Наверное, так и пылятся мои творения в батюшкиной келье в ворохе папок, брошюр, писем и газетных вырезок…

  Но сегодня на душе праздник, именины сердца.
 Профессионал и чиновник Давыдов не только верит в нашу с Изанией реальность, но и побаивается её.
 Предупреждает власти о возможных последствиях.

То-то, знай наших!

  И всего делов-то – собрать базу данных о производителях и напрямую состыковать их с потребителями в закрытой системе...
   А я сижу на даче с больным мужем, по-прежнему пашу на цветочной ниве, зарабатывая на “Дверь в потолке”.
  Бегаю от ментов с вёдрами букетов. По вечерам строчУ эту самую “Дверь” и отвечаю “гостям”.
 По-прежнему чокнутая соседка шастает с рулеткой вдоль нашего завалившегося забора, скандалит при встрече, беснуется по поводу каких-то украденных нами до революции соток, время от времени бомбардируя повестками в суд.
 
 И алкаши шляются к мужу по поводу и без. Или он к ним удирает. А потом скорая...

 Сама удивляюсь, откуда у меня берутся силы.
Спасибо, господин Давыдов...

  Нет, всё равно надо что-то делать, а не ждать, пока, как сказал кто-то у нас на форуме, “дурик прозреет”...

Надо, Федя…

Июль, 2002 г.