Его не боишься а Сталина боишься. Июльская Беседка

 
БЫЛ МЕСЯЦ ДЕКАБРЬ

B БЕСЕДКЕ С: Александром и Генрихом Боровиком

Чтоб не отлетело колесо

Александр:
 - Должна ли цена в Изании зависеть от соотношения спрос-предложение?
 Единственный непонятный мне момент – будет ли цена зависеть от соотношения спрос-предложение или будет целиком подчинена Госплану.

 А в остальном, всё в точности напоминает биржу, а никакой не “координирующий центр”.   
  Вот только одна из основных задач биржи – точно установить цену на продукт в данное время, несколько завуалирована.
 Надеюсь, Юлия нам это прояснит.

Юлия:
  - Цену на свои услуги и товары, повторяю, изанин устанавливает сам.
 И, поскольку в развитой Изании в базе данных будет несколько, а то и не один десяток одинаковых предложений, то потребитель, естественно, получит возможность выбирать.

 Так что завышение цен не пройдёт, равно как и халтура, из-за внутренней конкуренции.
 А если цена у какого-то монополиста будет выше рыночной, то изанский потребитель, естественно, просто обратится на обычный рынок и монополист тоже прогорит.

  Но мы, в отличие от биржи, именно “координирующий центр”. И вот почему.
 Допустим, у нас в Московской области неурожай яблок, а в соседней Рязанской – изобилие.

 Машины не у всех, энергия и инициатива – и подавно, рынки схвачены мафией. Так что яблоки в Рязани скармливаются свиньям или идут в компост.

 В это время отдельные шустрики, как правило, кавказцы, скупают их за бесценок и везут на “биржу” в Москву. Где оптовые цены, естественно, завышены, а на рынках со всякими накрутками - и вовсе поднебесные.

 Но зато в Московской области переизбыток предложений водителей со своим грузовым транспортом.
  Поскольку Изания, по замыслу, представляет собой “единый организм”, то и нашим садоводам из Рязани, и любителям яблок из Москвы, и шофёрам, желающим не прогореть, достаточно кликнуть нашу базу данных и найти для себя оптимально выгодный вариант

 То есть к рязанцам приедут простаивающие московские шофёры и отвезут яблоки в наши районные столы заказов, откуда их назавтра заберут счастливые изане.
 А желающим и на дом доставят за дополнительную умеренную плату.
  Также рязанцам в аварийной ситуации можно вызвать для сбора и сохранения урожая помощников с передвижным рефрижератором или мини-цехом по консервированию.
 И никто при этом не пострадает, всем будут зачислены надлежащие иуе.

  Ежели у нас перепроизводство преподавателей–компьютерщиков или строителей – перебрасываем их в те районы, где таковых нехватка.

 Допустим, в живописные сельские края можно поехать на лето с семьёй отдохнуть. А заодно на практике обучить молодёжь строительной профессии, автоделу, организовать компьютерные классы.
 Врачи различных профилей могут ездить по вызовам в краткосрочные командировки в отдалённые районы, давая консультации, проводя обследования и несложное лечение, а по необходимости направляя к нашим специалистам в центр.
 Тоже всё без накруток и поборов, потому что счета в иуе на виду.

  То есть Изания, в отличие от биржи, где каждый желает получить максимальную прибыль, пусть за счёт других, представляет собой гибкий единый организм связи всех “своих” со всеми, независимо от места жительства.
 Имеющий возможность посылать рабочую силу, товары и услуги туда, где это необходимо, и по разумным, внутренне регулируемым ценам.

 Изания, в отличие от биржи, оберегает своих членов от убытка и разорения.
 Она кровно заинтересована в нормальном функционировании и благоденствии всех – в этом её отличие от рыночной экономики вообще.
 
Потому что для нас прибыль – не самоцель, не нажива, а возможность помочь друг другу реализоваться на максимуме духовно-творческого потенциала.
  И чтоб у нас тоже были профессиональные кадры во всех областях жизнедеятельности, обеспеченные всем необходимым. Свои врачи, учителя, строители, садоводы, водители.

 Потому что, если у кого-то в дороге отвалится колесо или разболятся недолеченные зубы, пострадает не только водитель или дантист, но и мы все по цепочке.

2002-12-24

*   *   *

Три истории, рассказанные Генрихом Боровиком
в передаче о Сталине

ИСТОРИЯ 1.

Шёл просмотр трилогии молодых режиссёров Козинцева и Трауберга о Максиме.
 Козинцев очень волновался и не отрывал глаз от лица Сталина.
 В какой-то момент вождь повернулся к соседу и явственно изрёк:

- Это никуда не годится.

Козинцеву стало плохо, он завалился на бок, задел какую-то аппаратуру и вырубил звук.
 Кадры, когда Максим лезет на столб и произносит пламенную речь, прошли беззвучно.
 Наконец, Траубергу удалось звук восстановить, фильм продолжался.
 Потом началось обсуждение. Вождь спросил:

- Вот я не понял – к чему эти новации со звуком?

  Трауберг дрожащим голосом объяснил, что в замысел немая сцена не входила. Просто Козинцеву стало плохо и он случайно отключил аппаратуру.

- А почему товарищу Козинцеву стало плохо?

  Козинцев признался, что из-за слов “Это никуда не годится”.

 Вождь помолчал и произнёс с усмешкой:

- Эти слова не имеют никакого отношения к хорошей картине товарищей Козинцева и Трауберга.

Все облегчённо зааплодировали, заулыбались. А Сталин добавил:

- Кстати, враги советской власти за рубежом ежедневно повторяют, что работа товарища Сталина никуда не годится. Но он от этого в обморок не падает.

ИСТОРИЯ 2.

 Младший сын вождя Василий что-то нашкодил. Распекая его, отец сказал:

- Ты думаешь, что ты – Сталин. Но ты - не Сталин. Даже я – не Сталин.
 Сталин – там.

И указал куда-то вверх.

ИСТОРИЯ 3.

 У Сталина был друг по семинарии, священник, которого он как-то пригласил к себе. Священник долго думал, в какой одежде явиться к вождю, главе коммунистов-безбожников. Решил снять рясу и облачиться в гражданское.

  Его проводили в кабинет. Сталин поднял голову от бумаг и укоризненно покачал головой, указав на небо:

- Его не боишься. Меня боишься.