Урождённая Франкенштейн. В Беседке с Юстасом

 
ТРИКО СУПЕРМЕНА

       Юстас:
 - Когда мне было от роду шесть лет, я фантазировал о некоем обществе, уже не помню, то ли путешественников, то ли борцов с несправедливостью, это неважно.

 Важно и запомнилось с тех пор, что члены общества должны были ходить в спортивного стиля костюмах синего цвета и непременно с лампасиками.
 Ну, понятное дело, 6 лет. Желание значимости, желание быть чем-то.

 (Однако не устами ли младенца глаголет истина? – Юлия).
 
Юстас:
 - Потребность в форме присуща тем, кто как личность сам себе своего устава не придумал и пользует чужой, тем обезличивая себя.


 (Например, монахи, да? Кстати, всякое внешнее выпячивание через одежду и прочие знаки отличия – как раз для “внешних”.
 И вообще это – очень интересный вопрос. В Изании одинаковая форма совсем не для всех её членов, а для тех, кто хочет сознательно проигнорировать социальные и прочие внешние знаки отличия, подчеркнув внутреннее единство.
 Кстати, не случайно во многих сообществах по духу, в воспитательных и учебных заведениях существует специальная форма. – Юлия).

      Юстас:
   - Поэтому, в данном случае, навязывание формы одежды союзу личностей, на который претендует Изания, передаёт её суть так: “Союз обезличенных личностей”. Символично.


       (Скорее, иначе: Союз разных личностей, а не разных упаковок. - Юлия).

       Юстас:
 - А нельзя ли просто, без формы?
 Или, как у ихних “суперменов”, главное не то, что он там летает и геройствует, главное – чтоб именно в трико с эмблемой на груди и в плаще?


 (Виртуальный и любой вариант Изании без совместного проживания вовсе не требует формы.
Она, повторяю, желательна для изанской общины, когда всякие лазейки для социальной несправедливости (не только в одежде, но и в мебели, в пище и прочих “привилегиях”) отвлекают от главного.
 “Соблазняют”, на языке религии.
 Возникает аналогия с самолётами, какими-нибудь серийными ТУ.
 Ведь все подчеркнуто одинаковые. Главное – чтоб хорошо летали. – Юлия).

       Юстас:
  - Не стал бы я придираться к такой мелочи, как одежда, если бы со многих страниц мне не тыкали бы в физию фиалковой униформой, призывая разделить умиление автора.
 Униформа, какой бы она ни была – умильно фиалковая.

 Чёрная со свастикой, серый капюшон боевых монахов дона Рэбы или золотая цепь на бритом загривке “братков”, нужна только тем, кто свою личную несостоятельность пытается компенсировать причастностью к стае или стаду.


 (Как раз наоборот. “Комплексующий” Маяковский в своё время вешал на шею вместо галстука морковку, подчёркивая тоже ВНЕШНЕ свою непричастность к “стаду”. – Юлия).

       Юстас:
  - А для организации, противопоставляющей себя обществу, иная, чем у общества, одежда – лишний сигнал: “мы чужие”.
И удобна форма только для одного: когда властям надоест такая “конкурирующая фирма”, возбуждённым толпам “спартаковцев” и пр. приматов будет проще найти и поубивать в “праведном гневе” этих новых фиалковых “врагов народа”.


 (Вот это – существенное возражение. Только с одним уточнением – Изания противостоит не всему обществу, а неправильно организованной части этого общества.

 Кроме того, ношение формы – дело добровольное и символизирует, как и в монашестве, принятие на себя своего рода “повышенных обязательств”. – Юлия).
       2000-09-23


О СЕКСЕ В ПИОНЕРСКОМ ЛАГЕРЕ

       Юстас:
 - Ещё один вроде бы маленький, но для Изании почему-то очень больной вопрос.
 Отношение к сексу в Изании особое. Болезненное.

 Этой проблеме посвящено несколько страниц. Заметьте, не пьянству, не наркотикам, не варварству и воровству, которые у нас везде и во всём, от начальной школы до государственной думы.

        И тут опять виновата церковь с её стараниями “умертвить” в человеке животные удовольствия. Чем будет всегда противоречить материалистам, не желающим делать вид, что они сделаны из божественного эфира, а потому не писают, не какают и “в натуре белые и пушистые”.


       (Изания пытается не “умертвить” животные удовольствия, а направить их в разумное русло, избежав их нежелательных последствий.
 Вроде проституции, педофилии, венерических болезней и неизбежных скандалов на сексуальной почве внутри Изании. Если мы легализуем “отвязанность”. – Юлия).


      Юстас:
-  Казалось бы, какое кому дело – сколько раз в неделю, когда и с кем изанин себе позволяет?
 Ан нет, парные изане будут себе предаваться физической любви под контролем своей богобоязненности, т.е. исключительно для деторождения, а уж никак не забавы ради.

 Ещё бы – ведь сказано им было вождём Златовым, что сексуальное наслаждение – “приманка личностной твоей гибели”.


 (Что-то не припомню такого категорического высказывания. Но вообще-то в Евангелии “влечение к мужу” было определено Еве Богом в качестве наказания.
 
Всякое последующее поколение пожирает предыдущее. А наслаждение – приманка, чтоб человечество не вымерло. Наверное, и в моей книге примерно так. – Юлия).

      Юстас:
 -  А вот одинокие, “озабоченные” (т.е. испытывающие желание больше раза в неделю) считаются больными, и потому их будут лечить. “Отучая”, как сказано в книжке, от такой потребности.
 Женское такое лечение. Совсем было приучил цыган лошадь не есть, да только она сдохла.


       (Ну, насчёт определения “больных” вы хватили - что-то не так поняли или нарочно утрируете.
 В романе речь шла об извращенцах. И специально подчёркивалось, что “лечение” – дело сугубо добровольное.
 Главное правило - не нести свой грех “в массы”.- Юлия).


      Юстас:
 - Основанием для такого отношения послужила идея о том, что нельзя человека вовлекать в грех, т.е. стимулировать проституцию.
 Но, во-первых, не все проститутки настолько прогрессивны, что тут же бросят свою выгодную профессию и перетекут в Изанию кирпичи таскать или на фортепианах самовыражаться.

 
(А мы ко всем и не обращаемся – Юлия).


 Юстас:
     - А напротив, предвижу я , что большинство туда пинками не загонишь – они на своём месте. Чего их не использовать?

 Если существо на двух ногах не желает стать человеком, почему нет? Пусть живёт себе по вампирским законам и пусть от него будет польза в этом состоянии.


 (Т.е. разврат, сифилис, если не хуже. Скандалы, измены и прочие “побочные эффекты”? – Юлия).
 
     Юстас:
     - А если иная проститутка проявит в себе желание выйти из этого круга обречённых – замечательно, её надо в этом поддержать и перетащить в Изанию.


 (Прекрасно, почему бы нет? Только, разумеется, с испытательным сроком, А то как бы не получился эффект троянского коня.
“ Враг силён”, - как говорят непросвещённые передовой материалистической мыслью граждане, верящие в сатанинские козни. – Юлия).


      Юстас:
   - Во-вторых, непонятно – массажистку вовлекать можно в массаж, или медсестру – в процедуры.
 А вот проститутку, которая является разновидностью той же массажистки, нельзя (весь вопрос, конечно, сугубо теоретический, т.к. сегодня проституция – чистое самоубийство для обеих сторон. Но завтра может что-то измениться. И вообще, дело в принципе).


       (Вот именно. Тезис о мистической стороне отношений между полами, таящей в себе смертельную опасность распада личности, для атеиста вряд ли прозвучит убедительно.
 Поэтому уповаю на вашу интуицию насчёт “чистого самоубийства”.
 Виртуальный секс позволит в какой-то мере избежать мистики, действительно сводя секс к варианту “массажа” - Юлия).

     Юстас:
     - Опять искусственное церковное разделение – тут ещё можно, а тут уже нельзя. Делание человека здорового больным.
    Я был свидетелем, как один партийный начальник, идейный до неадекватности, в брежневское время обнаружил на стене учреждения за шкафом метровый календарь с обнажённой девицей.
  Чего с ними сделалось! Его прошиб пот, он стал красным, задыхался. Ни сказать ничего не мог, ни глаз отвести.
   Хорошо, сотрудники со страху календарь сразу сняли…
   И кому это нужно, чтобы в брачную ночь жених схлопотал инфаркт, когда у его невесты бретелька соскочит?


 (Лично мне ваш партиец симпатичен.
 Ну почему же “неадекватность”? И первая рюмка, и сигарета, и ложь, любой грех вызывают поначалу такую же естественную реакцию отторжения.
 А инфаркты чаще бывают у пожилых мартовских котов – от передозировки. - Юлия).

Юстас:
     -  А может, надо просто легче к этому относиться?
 При этом никто не говорит, что все подземные переходы, как это сейчас в Москве, должны пестреть журналами с голыми девками – для этого в развитом мире есть специальные магазины.
 Надо просто не делать культа ни из секса, ни из его отсутствия.
Создать им все условия – и пусть как хотят, так и решают.
 
Кто – в кабину, кто – знакомиться, кто – к подружке, кто – в противный Вам публичный дом.
 Лишь бы без насилия.
      

       (Перечитайте “Воскресение” Толстого! – Юлия.)

2000-09-24


СТРАНА ДРЕМУЧИХ ОДУВАНЧИКОВ


       Юстас:
 - Изания, по книге, плод соединения не встречающихся в природе “идеальных” людей. Идеальное событие в идеальных условиях.
 А на практике выживает только та система, которая рассчитана на “не тех” людей в аварийных условиях.
       Страшно полагаться на систему, построенную людьми “не от мира сего”. Такие не смогут защититься.

 
(Не совсем так. Не идеальными, а целенаправленными.
   Их самоограничение естественно, как у всех пассионариев-трудоголиков, осуществляющих дело жизни и “упёртых” в свои проекты. Которые невозможно осуществить без максимального напряжения сил и взаимопомощи.
 И думается, они будут защищать свои проекты, пусть даже “утопические”.
 Как советские люди защищали СССР, несмотря на репрессии. – Юлия).

Юстас:
  -  Чтобы защититься от “вампира”, надо думать, как “вампир”.
 А эти изанские лидеры по книге – божьи одуванчики.
 Правильные до нервности, трудоголики, что, по сути, тоже болезнь, несущая ущербность в обмен на работоспособность. Роешь одержимо туннель, не видишь ничего другого – некогда.
 Честные, прямые, как шлагбаум. Чуть что лезущие на трибуну вещать да норовящие грудью на пулемёт.

       (Просто, повторяю, убеждённые изане второй ступени (на первой достаточно разумного эгоизма) – сродни спортсменам, альпинистам, фанатам от искусства и науки.
А “вещает” разве что Златов.
 Но ему это сам Бог велел, как лидеру. Кому-то надо поведать обществу про “цели и задачи”.

 А “грудью на амбразуру” – это про Иоанну, спасающую в лице Егорки не просто ближнего, а Изанию, альтернативную ненавистной Вампирии.
То есть свои выстраданные убеждения. – Юлия).

    Юстас:
 - Считающие, что если всё делать по закону – значит, будешь им защищён, и у него не будет претензий.
 А закон – не более чем инструмент в руках Ваших противников.

 Запулят изанам из рогатки в окно офиса пару пакетиков с наркотой, повяжут идеальных руководителей. И конец всей структуре, лишённой хребта.

 Вы ж находитесь не только меж двух берегов, как писали. А между тех многих островов, что Вы задались благородной целью объединить, чтобы противостоять некоей над ними возвышающейся материковой “империи зла”.

 Каковая на Ваши потуги посматривает, покуривая, с вершин своих бастионов. И прикидывает, куда лучше будет вдарить главным калибром, если мосты действительно наведутся.

       (Вот тут наша с вами полная солидарность. Надо создавать защищённую Изанию.
 Как?
 Во-первых, не из территориальных “берегов и островов”, а из людей-единомышленников. Которые есть повсюду и в каждом из которых есть тёмная и светлая сторона.
 
Но мы постепенно будем ограждать их от “империи зла” при помощи жизнеустройства по альтернативной шкале ценностей. – Юлия).
       2000-09-25


ЧЕГО ТУТ ДУМАТЬ, ТРЯСТИ НАДО!

       Юстас:
 - Мне кажется, как-то рано метать анкеты. И издавать газету “Голос Изании” нескромно, когда и Изании никакой нет, и есть в мире только один человек, которому это название ласкает слух –его автор.

 Строить Изанию на “даёшь!”, не разобравшись, как следует, как она будет действовать, руководствуясь одними благими принципами – это игра в шахматы по Остапу Бендеру:

 “Е2 – Е4, а дальше – как получится”.

       Любое строительство начинается с чертежа, со схемы, но не с голого принципа. Есть большая вероятность угробить дело по принципу “чтобы завалить движение, надо его возглавить”.

  Выпустить газету, опубликовать обещания и тем привлечь внимание к идее. Затем распространить анкеты, где все, естественно, будут одного сорта – уборщицы да маляры. И только тут схватиться за голову – как их увязывать-то.
Система пробуксует, обещания повиснут.
 И будет такая антиреклама, что Изания может стать эталонным фуфлом, как “гербалайф”.

       Мне кажется, даже обсуждение на форуме лучше задавать не в ключе “мы строим Изанию”, а в ключе “мы разрабатываем Изанию”.

       И первое, что нужно разработать – это финансовый механизм.
 В котором, как в программировании, будут заложены инструкции: “если – то и ситуация – так, мы – вот так. А ситуация – эдак, а мы тогда – вот как”.
 А уж потом наращивать на этот каркас конкретику анкет и т.п.
 Есть только один правильный подход к созданию чего бы то ни было – от идеала.

       Сначала осознаём, что нам надо в идеале, затем строим схему, а уже потом, только потом, начинаем изменять её под конкретные существующие условия.
 
А ежели мы будем начинать играть от имеющихся условий, то строить будем не то, что хотим, а что само получается. И многое при этом потеряем (рельсы надо прокладывать туда, куда надо ехать, а не туда, где деревьев меньше).
 
Это как раз совковый подход в плохом смысле этого слова…
Чтобы что-то сдвинуть, есть резон сначала приобрести какой-то вес.

 Можно, например, начинать не сразу со всеобъемлющей Изании, а с подробной модели.
 Отработать на каком-то частном проекте какие-то приёмы, привлечь народ, добиться работы системы в чём-то одном, пусть малом.
 И, опираясь на этот позитив, с новыми людьми двигать дальше.

       Вот, например, лишней одежды у народа навалом, и есть люди в тяжёлой ситуации, которым она нужна.
 Есть разность потенциалов, способная произвести какую-то работу: есть имеющие излишки и есть нуждающиеся в них, и нет нормального посредника между ними.

 (Я сам как-то звонил везде, хотел отдать накопившуюся одежду. Так в детских домах одежду не особо принимают, потому что дети “из кучи только модное выбирают, остальное разбрасывают”.

 А по голосу казённой матрёны в обществе помощи малоимущим я понял, что она сама продаст, что может, а остальное выбросит).
 Из этого можно теоретически что-то извлечь.
 Если через объявления в газетах организовать сбор у горожан ненужной одежды и вещей и благотворительное её распространение, может, можно под это получить у города какое-то помещение. А то и прицепиться к какой-нибудь благотворительности, у которой есть мощности - те же помещения, компьютеры.
 Через благотворительность и рекламу можно искать меценатов. Судя по “Курску”, есть такие. Ну, что-нибудь в этом роде.
(Мысль бредовая, взятая исключительно для примера, но думаю, участникам форума было бы полезно высказывать всякую такую хоть боком, но задевающую тему конкретику.
 Может, из кусочков что и слепится или на мысль натолкнёт.
       2000-09-25