Не разумом единым... Июльская беседка

       B ИЮЛЬСКОЙ БЕСЕДКЕ С: Игорем Игнатовым, Идеалисткой,
                              Доброжелателем и философом
                              А.С. Хомяковым

       Игорь Игнатов:
 - Роман у вас интересный и весьма показателен в смысле развития мысли передовых граждан.
 Вопрос, который Вы задаёте “Общинникам”, пожалуй, самый сложный - каким образом организоваться?
 Ну, во-первых, мысли о “крыше” надо похоронить.
 Вся россиянская интеллигенция “с идеями” с начала горбистройки только и делает, что ищет крыши.
       Я на касатиков этих насмотрелся. Как говорил Ослик Иа - “жалкое душераздирающее зрелище”.
 Лучший способ опошлить и похоронить фактически любую идею - это сосредоточить все усилия на регистрации.
 Вы можете подумать, что идея плоха. Но идея-то как раз очень актуальная. Но попробуйте изменить форму.
 Вся ваша книга - это напористый монолог. Должно оставаться что-то невысказанное...

       Юлия:
 - Рада знакомству и благодарна как за добрые слова, так и за критику.
По поводу последней можете не церемониться – она для меня очень важна, особенно ежели конструктивна.
 Прежде всего, потому, что даёт возможность определить реакцию на роман самых разных людей, которых я вознамерилась объединить, как “коня и трепетную лань”.
Вот и получается, что конь ржёт и брыкается, лань трепещет и пугается.
 А мне остаётся лишь “держать удар”.

       Не могу отделаться от ощущения, что Вы, да и Юстас, прочли лишь второй том. В первом нет той “двумерности” героев, да и поболе “художественных особенностей”.
 Второй же – скорее теоретический.
И всё же радует, что читателей заинтересовала именно “Изания”. Хотя вы правы – здесь “слишком голо выглядывает идея”.

       Дело в том, что “Дремучие двери” – это не одна книга, а, по крайней мере, пять-шесть. Причём не только разного жанра, но и для разного читателя.

Я и писала её, можно сказать, всегда.
 Это как бы несколько разных жизней, прожитых одним человеком. Но пришлось из-за недостатка времени, сил и средств соединить их в одну.
 Спешка, поверьте, от отчаяния – сейчас гораздо позже, чем кажется.

       Кстати, многие от религиозной тематики шарахаются в принципе, будь автор самый что ни на есть признанный богослов.
Вот Юстас так и сказал, что никогда не пришёл бы просто на религиозный форум, если б не Изания.
       Кстати, не только какая-то там Иванова переходила после духовного переворота с литературных изысканий на “скучную проповедь”. Но и великий Николай Васильевич (“Выбранные места”), и Лев Николаевич.
 А Блез Паскаль вообще ушёл в монастырь, забросив свою науку.

       Вот и я в своё время испугалась и заспешила, потому что мне было ясно сказано: “Если сейчас это не сделаешь, твоё дело будет отдано другому. Времени больше нет”.

       Игорь Игнатов:
 - Мне кажется, первый этап – это постепенное создание круга сторонников, обтёсывание программы, изучение наличных возможностей сторонников.
Надо искать профессионалов из разных областей, которые, дополняя друг друга, могли бы создать зачаток системы.
 Это - медленный процесс. Зачатки системы должны постепенно проявиться по мере “притирки”, стимуляции взаимной инициативы и тому подобное...

       Идеалистка:
- Считаю, что Игорь совершенно прав. Пока будем искать “крышу” – дело с мёртвой точки не сдвинется. А если не начать что-то делать, то никто о проекте и не узнает и идея просто пропадёт.
       Гуманисты бывают абстрактными и реальными.
Абстрактными – это как я.
Кто хочет счастья для всех, но понятия не имеет, как это реально можно сделать.
 И ещё абстрактный может говорить, например, о милосердии к преступникам (которых, к счастью, никогда не встречал), а реально их очень боятся (я, например, боюсь, а Вы – нет?)

       А практический гуманист что-то делает, чем-то помогает хотя бы кому-то, помните:

 “Если не можешь осчастливить человечество, помоги своей стране. Если не можешь стране, то городу, улице, хотя бы нескольким людям”...
 Но о нескольких-то каждый из нас заботится, о семье и близких. А вот тот, кто помогает ещё кому-то, это и есть практический гуманист. И он, безусловно, заслуживает уважения.

       И я думаю, именно люди такого типа – практические гуманисты, могут начать дело, подобное Изании.
А абстрактные их с радостью поддержат и помогут.

       Игорь Игнатов:
 - Попробуйте выразить идею нехудожественно. В программе, в декларации, где будет продуманно каждое слово.

       Юлия:
 - Попробую:
       1. Каждый человек призван в этот мир в определённую пространственную и временную точку исторического процесса с определённой сверхзадачей (предназначение, Крест).

       2. Человек “по образу и подобию” богоподобен, то есть сотворец Творцу. Существо невероятных возможностей. Призванный “творить жизнь” во взаимопомощи, взаимовостребованности и согласии с другими. “Хомо сапиенс”.

 Такова формула жизни или Закон Неба, который исповедуют изане и которому обязан следовать всякий живой организм.
 Так прошлогодний лист, послуживший дереву, остаётся в кольце его генетической памяти, как бы продолжая жить.

       3. Цель Изании – помочь друг другу найти своё место в жизни, развить таланты и возможности, чтобы исполнить это призвание.
 Для вечной жизни в Царстве или чтобы остаться в доброй памяти человечества – это уже вопрос веры каждого.

       4. Первый этап Изании – программа автономного взаимного жизнеобеспечения или “хлеба насущного” должна не только повысить качество жизни её членов, но и освободить их от рабства у Мамоны (дурной количественной бесконечности желаний.
 Во имя бесконечности качественной – максимального развития духовно-творческого потенциала личности.
 Это – путь к подлинной свободе.

       5. Изания - не только для тех верующих, кто не согласен с установкой “бегство от действительности”. Но и для всех, кто ищет в земной жизни высокого смысла, отвергая “свинцовую мерзость бытия”.

       6. Изане исповедают “путь, истину и жизнь” как животворение во взаимопомощи и любви.

       7. Быть или не быть?
 Чтобы “быть” Там, надо “быть” здесь.

       8. Величайший трагический урок нашего несчастного времени в том, что человек “без места”, не участвующий во взаимном животворении (как вампир, так и донор) быстро разлагается, превращаясь в “биомассу”.
 При большевиках была хотя бы всеобщая занятость.
 Ещё святые предупреждали, что “безделье – мать всех пороков”.


       Игорь Игнатов:
 - Можно ведь обрести много сторонников, но большинство среди них будут составлять люди наивные и беспомощные.
 Представляете, чем это грозит, если такие люди, не дай Бог, “сорганизуются” и “пойдут по инстанциям”.
 Они, во-первых, ничего не сумеют организовать и погрузятся в ещё большую депрессию.

 Во-вторых, они дискредитируют идею. Все будут указывать на них и говорить: “Во, опять эти одуванчики”.
 За ними пойдут другие люди с похожей, но отличной идеей, но и на них распространится синдром “одуванчика”.
       Нужна критическая переработка материала, некоторое изменение стиля. Нужно переоформление сайта. По-моему, и название надо бы сменить.

       Юлия:
 - Боюсь, что замена “художественного” текста нехудожественным мало что изменит.
 Даже Спаситель, когда звучало само божественное Слово, сетовал на недостаток “делателей”.
 О чём Вы и пишете выше.
       2000-10-31

*   *   *

       Юлия:
 - Человек был задуман Творцом как властелин зверей и природы. С грехопадением человека природа взяла над ним верх.

       Юстас:
 - Выйдите на улицу и спросите любого человека, считает ли он, что “природа животных извращена грехопадением человека”?
 Запомните выражение его лица.
       Юлия: - Вышла погулять с овчаркой и спросила искомое у первого встречного. Выражение лица было испуганным:

- А он у вас что, кусается? Надо намордник надевать.

       2000-10-31

*   *   *

       Доброжелатель:
 - Ещё раз об Изании. У меня тут недавно мелькнули несколько мыслей о том, что вряд ли Ваша Изания имеет смысл.
 Не как система жизнеобеспечения, а как некая “организация избранников Неба”.

       Юлия:
 - Повторяю, ребята – не “избранников”, а исполнителей Замысла (в смысле “избравших Закон Неба”).
Об этом сказано:
“Много званых, но мало избранных”.
 (Тех, кто избрал сам, добровольно).

       Доброжелатель:
 - Все вокруг пытаются усмотреть в окружающей нас реальности отблески грядущего трёхлетнего царства антихриста. И, откровенно говоря, в политической реальности для этого немного предпосылок.
Глобализация есть – это факт.
 Но мир всё же до сих пор многополярен. Народы не исчезли и проблема суверенитета до сих пор существует.
 Честно говоря, никаким единым государством и не пахнет...
Если Господь попустит (а именно в этом смысле я понимаю отнятие “удерживающего”) – то царство антихриста установится мгновенно.

Воздействие бесов на людей превысит обычный предел и все процессы развития зла убыстрятся чрезвычайно.
 Это может произойти в абсолютно любой политической всемирной ситуации.
 Вряд ли в этой ситуации потребуется Ваша Изания – её просто сметёт потоком ускоряющегося зла.
 Или она интегрируется в его сторону - ибо Вы не предусматриваете необходимости православной веры её членов.
Но Вы же всё время говорите о Вавилоне, блуднице великой.
 Может быть, лучше просто вести активный христианский образ жизни, просвещать Ваших близких светом православной веры?

       Юлия:
- По-моему, “процессы развития зла” уже чрезвычайно убыстрились.
 Поэтому изанские “островки жизни” должны как можно скорее вырасти повсюду. И стать не столько “хлебом насущным” для отвергающих “печать зверя” (“хлеб, котлеты и зубной врач”), сколько “кругом спасения”.  (Вроде начертанного Хомой Брутом в защиту от нечисти).
 Не только для верующих в помощь Церкви (хотя и у них есть невоцерковлённые родичи и дети), но и для всех граждан вне церковной ограды.
 Разбудить в отчаявшемся униженном человеке “образ и подобие”.
 Спасти всё, что у нас ещё осталось – земли, дома, разрушающееся хозяйство, здоровье, детей...
 Это ли не “задача из задач” для христианина?

       Помочь “Выйти от блудницы и царства Зверя”, защитив “от лукавого”.
 Тогда, возможно, многие придут ко Христу.
 Вы же сами пишете, что “Господь любит всех”. Значит, так и нам заповедано.
 Всех, а не только воцерковлённых.
 Ведь безделье, на которое их сейчас обрекли, – “мать всех пороков”.
 Безделье или служение Вампирии.

       А для православных Изания станет полем активной деятельности в деле восстановления Отечества по Замыслу Творца.
 Защита Отечества – священный долг.
Не только территории, но главное - духа. Заповеданного высокого Пути в рамках исторического процесса.

       Доброжелатель:
- Спасения нет вне Церкви! Нет!
 Значит “спасти” – это привести каким-либо путём в Церковь!

       Юлия:
- Вот я и не устаю повторять, что Изания для этого – самый подходящий “путь”.
Потому что освободит от власти Маммоны. Даст каждому дело по душе и не позволит нести в мир грех, подпитывать вампиризм.
 Сейчас миллионы людей выброшены за борт, унижены, одурманены различными зельями и бесконечно одиноки – разве самой Церкви по силам справиться с такой бедой?
 Вот и попадают многие в лапы всевозможных сект.

       Доброжелатель:
 - Ну не сможете вы вылечить души людей без Церкви. А люди с больными душами разрушат изнутри Вашу Изанию.

       Юлия:
- Тот, кто врачует души в Церкви, всевластен это делать везде. Особенно если “пациент стоит на пути", делает добрые дела и исполняет заповеди. Что мы и собираемся осуществлять в Изании.
       Ведь никто не может творить добро именем Вельзевула, иначе “царство разделится”.

       Изания – не заменитель храма, а дорога к храму.

       Доброжелатель:
 - Маленький вопрос – в чём Вы лично видите основное отличие Православия от ереси латинствующих?

       Юлия:
 - Боюсь, что на этот “маленький вопрос” придётся дать большой ответ. Так как буду цитировать А.С.Хомякова, с чьим мнением согласна:
       Вот, например, что он пишет о папизме:

       “Государство от мира сего заняло место христианской Церкви.
 Единый, живой закон единения в Боге вытеснен был частными законами, носящими на себе отпечаток утилитаризма и юридических отношений.
 Рационализм развился в форме властительских определений:
 он изобрёл чистилище, чтобы объяснить молитвы за усопших;
установил между Богом и человеком баланс обязанностей и заслуг;
 начал прикидывать на весы грехи и молитвы, проступки и искупительные подвиги;
 завёл переводы с одного человека на другого, узаконил обмены мнимых заслуг;
 словом, он перенёс в святилище веры полный механизм банкирского дома.

       Вдохновенная Богом Церковь для западного христианина сделалась чем-то внешним. А познание религиозных истин отрешилось от религиозной жизни.
Так изменилось и отношение людей между собою. В Церкви они составляли одно целое,потому что в них жила одна душа
 Эта связь исчезла. Её заменила другая – общеподданическая зависимость всех людей от верховной власти Рима.

       Дух Божий, глаголющий священникам писаниями, поучающий и освящающий священным преданием вселенской Церкви, не может быть постигнут одним разумом.

Он доступен только полноте человеческого духа, под наитием благодати.
 Попытка проникнуть в область веры и в её тайны, преднося перед собою один светильник разума, есть дерзость в глазах христианина.
 Не только преступная, но в то же время безумная...

       Так, ощущая в себе самой живое единство, Церковь не может даже понять вопроса о том, в чём спасение: в одной ли вере или в вере и в делах вместе?
Ибо, в её глазах, жизнь и истина составляют одно.
   И ДЕЛА - НИЧТО ИНОЕ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ВЕРЫ (выделено мною как отвечающее на наш спор о добрых делах в Изании – Юлия).
 Которая, без этого проявления, была бы не верою, а логическим знанием.
 Так, чувствуя своё внутреннее единение с Духом Святым, она за всё благое возносит благодарение Единому Благому, себе же ничего не приписывает.
Ничего не приписывает и человеку, кроме зла, противоборствующему в нём делу Божию...

       Всякий человек, как бы высоко он ни был поставлен на ступенях иерархии или, наоборот, как бы ни был он укрыт от взоров в тени самой скромной обстановки, попеременно то поучает, то принимает поучение.
 Ибо Бог наделяет, кого хочет, дарами Своей премудрости, не взирая на звания и лица.

 Поучает не одно слово, но целая жизнь”.
       2000-11-15


*   *   *

       Доброжелатель:
 - Зачем нужен ваш хлеб, котлеты и зубной врач?
 Продлить свою жизнь в условиях, когда лучшим проявлением любви к Господу нашему Христу, может быть, будет мученическая смерть?

       Юлия:
 - Ну, во-первых, не просто “продлить жизнь”, а спасти друг друга. В том числе и духовно.

 Кто их нас, немощных и маловерных, может быть уверен, что готов к мученической смерти?
 Это не так просто – стать изгоем общества.
Судьба и роль церковных пастырей в последние времена тоже туманна.
 За себя-то не поручишься, а за других?

       По поводу “конца света”.
 С моей точки зрения, он вообще у каждого свой.
 Преставился, покончил с этим миром счёты – надежда лишь на поминание родных и близких. А там и Страшный Суд.

       Настоящий “конец света” – это конец исторического времени, которое было сотворено специально для осуществления Замысла.
 Когда Господь подарил счастье бытия ангелам и человеку, а затем подарил Свободу. Вследствие чего тварь возжелала стать не богоподобной, а “как бог”. Отпав за гордое безумие от Творца и бессмертия.

       Человеку, в отличие от падших ангелов, была дана милость преодолеть вошедшую в мир смерть сменой поколений, дроблением когда-то единого тела.
 Каждый получил шанс за своё земное время сделать выбор.
  Исполнив призвание, вернуть Господину Долг, тем самым оставшись в вечной памяти Книги Жизни и заняв своё место в Доме Отца.
 Или...
Об “или” и говорить страшно.

       Так вот, перед концом исторического времени должны произойти события, предсказанные в Апокалипсисе.
 Но в том-то и дело, что они будут замаскированы.
 “Вавилонская блудница” существует уже несколько тысячелетий (“На ней найдена кровь пророков и всех убитых на земле”).
 А многие ли вообще о ней слыхали, даже из верующих?

       Так и с Антихристом – его приметы находили на многих “сильных мира сего”.
 Но ведь главное – число Зверя и требование “печати на верность” на челе и руке.

 С “числом” вон как замаскировано – несколько научных коллективов никак не разберутся. Но ещё дело в том, что большинству граждан вовсе не хочется искать себе дополнительные проблемы, когда и так жизнь кувырком.
 С работы уходить, от пенсий отказываться – чего уж проще отмахнуться.
 Мол, это всё попы придумали, нет там никаких шестёрок, и печати нет – просто чип в руку вживят для удобства, чтоб граждане не потеряли.

       А “печать на чело” я вообще понимаю иносказательно, как зомбирование. Добровольная “промывка мозгов” с целью принятия идеологии Зверя и Вавилонской блудницы.

       Вообще “готовиться к концу” – не в характере падшего человечества. Оно более склонно пировать во время чумы, пряча голову в песок.
 Потому и сказано, что перед концом будут и вкалывать, и рожать, и копить деньги, в упор не замечая “антихристовых примет”.
 А их ныне предостаточно.

Для меня это – катастрофически увеличивающееся число “бетян”.