Кто страшится апокалипсиса. Июльская беседка

B БЕСЕДКЕ С: Александром, Л.Толстым, С.Желябовым,

                             Н.Бердяевым, С. Булгаковым, С.Аскольдовым,

                             митрополитом Антонием, Игорем Игнатовым,

                             Кругом, Андреем и Искателем

Кто страшится апокалипсиса

Александр:
 - А может, такие коммуно-секты как раз и приближают сказанное в Писании?
 Скорее так.
Потому и радуюсь очередной неудачной попытке приблизить Апокалипсис.

Юлия:
 - Вам-то чего бояться Апокалипсиса, праведник вы наш?

“И увидел я новое небо и новую землю; и услышал я громкий голос с неба, говорящий:
 се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их.
 И отрёт Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже, ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло”.

Так что праведники совсем не боятся Апокалипсиса, а жаждут его, как избавления от мерзости нынешнего бытия.
 Бояться же Света следует не только вампирам, но и “теплохладным”.
 Которые попустительством злу или равнодушием к голодным, обобранным, “униженным и оскорблённым” умножают зло на земле.

Не желающие стать “теплохладными” и отвергнутыми Богом мечтают построить Изанию.
Чтобы накормить, одеть, дать крышу над головой, ободрить.
 Вернуть человеку “образ и подобие”.
Именно “своим” адресован в Апокалипсисе приказ Спасителя:

“Выйди от неё, народ Мой (от Вавилонской блудницы, символа обезумевшего мира потребления – Ю.И.), чтобы не участвовать вам в грехах её и не подвергнуться язвам её”.

“Вавилон, великая блудница, сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу, пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице;
 ибо яростным вином блудодеяния своего она напоила все народы.
 И цари земные любодействовали с ней, и купцы земные разбогатели от великой роскоши её.

Воздайте ей так, как и она воздала вам, и вдвое воздайте ей по делам её; в чаше, в которой она приготовляла вам вино, приготовьте ей вдвое.
 Сколько славилась она и роскошествовала, столько воздайте ей мучений и горестей.
 За то в один день придут на неё казни, смерть и плач, и будет сожжена огнём, потому что силён Господь Бог, судящий её”.

Вот чего нам надо бояться – Вампирии, к которой обращены эти грозные слова.

 Не призрака Советского Союза, не столь ненавистного вам аскета Джугашвили, не Изании...

 А Нового Мирового Порядка, который вас так манит.

“И купцы земные восплачут и возрыдают о ней, потому что товаров их никто уже не покупает.
 Товаров золотых и серебряных, и камней драгоценных и жемчуга, и виссона и порфиры, и коней и колесниц. И тел и душ человеческих.
 И свет светильника уже не появится в тебе: ибо купцы твои были вельможи земли, и волшебством твоим введены в заблуждение все народы.
И в нём (в Новом Вавилоне – Юлия) найдена кровь пророков и святых и всех убитых на земле”.

Вот о какой “Последней революции” я Вам говорила.
 Но и её не стоит бояться “праведникам”:
 “Веселись о сем, небо и святые апостолы и пророки, ибо совершил Бог суд ваш над ним”.

Так что не стоит упрекать меня в “мании величия”.
 Апокалипсис рано или поздно состоится, будет Изания или нет.

Просто Изания, помогая храмам, поможет во много раз уменьшить количество людей, которым стоит Апокалипсиса бояться.
 С той лишь разницей, что храмы – для верующих разных конфессий, а Изания задумана всех объединить, в том числе и “невоцерковлённых”.
Не в единую религию (Боже упаси), а в едином противостоянии Новому Мировому Порядку (грядущему царству Зверя).

Изания возвращает человека к божественному мироустройству заповеди:
“Возлюби ближнего, как самого себя”.
Поскольку человечество – единый организм, то, убивая и пожирая ближнего, или попустительствуя этому, ты в конечном счёте убиваешь себя.
 Вот и всё.

Сказано:
 “Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей;
 Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего”.

Изания по своим задачам тоже “не от мира сего”, поэтому построить “сотню Изаний” не так-то просто.
 Куда легче при наличии тугого кошелька возвести бордель, кабак или казино.

Страшно далеки вы, батенька, от народа!

*   *   *

Александр:
 - Вот посмотрите – период Джугашвили прошёл, он и его кровавые приспешники осуждены и проклинаемы народом, а православная Церковь живёт.

Юлия:
 - Вы когда в последний раз в России-то были?
 Православие жило и при Сталине.
 А по последним опросам общественного мнения в провинции на первом месте среди политиков, которых в первую очередь стоило бы клонировать, стоит как раз Иосиф Виссарионович.
 Я сама однажды слышала, как в электричке сын сказал отцу, восхваляющему вождя:
 - Пап, ты же сам при нём десять лет сидел!
 – Да я б сейчас и двадцать отсидел, только б он ожил и нынешним гадам бОшки пооткручивал!.

На левых тусовках значки со сталинской символикой раскупаются населением мгновенно.

   Кстати, не только многие уважаемые философы, общественные деятели, писатели и журналисты изменили своё отношение к духовно-исторической миссии “отца народов”, но и некоторые пастыри нашей Церкви (факты приведены в “Дверях”).

 Разумеется, речь идёт не о разрушении храмов или оголтелом атеизме бесноватых ярославских, а о возведении “храмов внутренних”.

Большое, как известно, “видится на расстоянии”.

*   *   *

Лев Толстой, Сергей Желябов, Николай Бердяев
и другие “агенты ГПУ”

Александр: (цитирует) “Для большевиков, пришедших к власти в 1917 году, Русская Православная Церковь уже априори была идеологическим противником. Так как она и после октябрьского переворота, будучи институциональной частью царской России, решительно защищала старый строй”.

Юлия:
 - Вот именно.
 Большевики боролись не с Церковью Христовой, а с социальной.
 Благословлявшей свергнутый строй эксплуататоров и угнетателей.
 Большевизм, по выражению Бердяева, - “путь к Богу с чёрного хода”.

 То есть попытка искать Истину вне официальной церковной проповеди, зачастую искажающей суть учения Христа (я говорю не о Символе Веры, а о социологии).
 Ни в коей мере не оправдывая репрессии и гонения на священников, просто хочу подчеркнуть не духовную, а социальную сторону этого конфликта, приведя несколько цитат, использованных в “Дремучих дверях”:

Ник.Бердяев:
 “Воинствующее безбожие есть расплата за рабьи идеи о Боге. За приспособление истинного христианства к господствующим силам”.
 “Осуждение церковью капиталистического режима, признание церковью правды социализма и трудового общества я считал бы великой правдой”.

Народоволец Желябов (речь на суде):
 “Крещён в православие, но православие отрицаю, хотя сущность учения Иисуса Христа признаю.
 Эта сущность учения среди моих нравственных побуждений занимает почётное место.
 Я верю в истину и справедливость этого учения и торжественно признаю, что вера без дел мертва есть.
 И что всякий истинный христианин должен бороться за правду, за право угнетённых и слабых. А если нужно, то за них пострадать: такова моя вера”.

Лев Толстой (Исповедь):
“Мы живём так, как будто нет никакой связи между умирающей прачкой, 14-летней проституткой, измученными деланьем папирос женщинами, напряжённой, непосильной, без достаточной пищи работой старух и детей вокруг нас;

 Мы живём – наслаждаемся, роскошествуем, мы не хотим видеть того, что не будь нашей праздной, роскошной и развратной жизни, не будет и этого непосильного труда. А не будь непосильного труда, не будет и нашей жизни...
Нам кажется, что страдания сами по себе, а наша жизнь сама по себе. И что мы невинны и чисты , как голуби”.

Сергий Булгаков (священник и религиозный мыслитель):
 “От распутинствующего царя она (церковь) должна была бы отказаться и раньше, как только выяснилось, что Россия управляется вдохновениями хлыста.
 В этом попустительстве был действительно великий грех и иерархии, и мирян.
 Впрочем, понятный ввиду известного паралича церкви, её подчинения государству в лице обер-прокурора.
 Слава Богу, теперь Церковь свободна и управляется на основе присущих ей начал соборности.

Вы упускаете из виду ценнейшее завоевание русской жизни, которое одно само по себе способно окупить, а в известном смысле даже и оправдать все наши испытания.
 Это – освобождение православной русской церкви от пленения государством, от казёнщины этой убийственной.
 Русская церковь теперь свободна, хоть и гонима”.

Декрет 1918 года о свободе совести и отделении церкви от государства многими был встречен с одобрением.

С. Аскольдов (философ):
 “Имея мистический страх перед революцией и отстаивая религиозные основы существующей власти, церковь, несомненно, перешла допустимые пределы охранительной политики в её эмпирической земной организации.

 Именно в этой своей роли совести общественного организма России со времён Петра 1 православная церковь была совершенно бездейственна.
 И в ней начался как бы своего рода внутренний гнойный процесс.
 Для одних служивший отравой, для других – соблазном к хуле и отпадению от христианства.

Много веков русская Церковь находилась под охраной самодержавия.
 Но это состояние охраняемости она превратила в роль политического служения.
 То в сознании русского народа, что должно было бы быть носителем святого начала невидимой души России, Святой Руси, стало оскорбляющим достоинство этого начала внешним, загрязнённым вместилищем.

 И охрана, начавшая служить не к пользе, а к прямому вреду, была снята.
 И русская революция свершилась как нежданный Божий суд.

 Мы твёрдо убеждены, что русская революция не есть дело рук человеческих, хотя подготовлялась она и человеческими усилиями”.

Юлия:
- Как только в конце 30-х Сталин понял, что церковь больше не социальный враг, он изменил к ней отношение.
 А до этого гонения во многом объяснялись состоянием войны, которую первой объявила новой власти сама церковь:

“Православные христиане!
 Вставайте все против власти красного Антихриста!
 Не слушайте ничьих призывов примириться с ним, от кого бы призывы сии не исходили.
 Нет мира между Христом и сатаной.
 Властью, данной мне от Бога, разрешаю и освобождаю всех верующих от присяги, данной советскому самозванному Правительству, ибо христиане сатане не подданные.

 Властью, данной мне от Бога, благословляю всякое оружие против красной сатанинской власти поднимаемое.
И отпускаю грехи всем, кто в рядах повстанческих дружин или одиноким метателем сложит голову за Русское и Христово дело!”
 (Архипастырское послание Блаженнейшего митрополита Антония ко всем православным русским людям в подъяремной России и Зарубежье).

Круто, не правда ли?

2002-03-13

*   *   *

Игорь Игнатов: “С Воскресением Христовым!

- Я всё изготавливался дать обстоятельный философский ответ на Ваше последнее письмо, да дела держат за горло до отпуска.

По существу. Согласен со всем, что Вы сказали, но слишком сильно сидит во мне ген Руси – не могу принять до конца”.

*   *   *

Круг:
 - Нужен юрист – написать устав фонда, как некоммерческой организации, чтобы ни к чему никто не сумел придраться.

А на первый взгляд, проект хорошо смотрится.

Давно не заходил. Вижу, дело движется.

2002-03-27

*   *   *

Андрей (на: “давайте посчитаем”):
 - Выход, наверное, в том, чтобы предельно упростить и автоматизировать оформление со стороны администрации Изании и брать при этом налог порядка 10% со сделок.

Создать картотеку, налаживать связи с производителями – это серьёзный труд и много затраченного времени.
 Которые, наверное, тоже должны быть оплачены.
 Чем? Хотелось бы узнать ваши расчёты.
2002-03-29

*   *   *

Изания в коротких штанишках

Искатель:
 - Но на иуе топор не купишь.
 Как бы вы решили задачку с помощью мини-Изании, чтобы все были сыты и довольны?

Юлия:
 - Вот Вы к нам редко заходите, а я уже отвечала несколько раз на подобные вопросы, в частности, Юстасу.
 Ну да ладно, для дорогого гостя повторюсь.
 Даже в мини-изании обязательно найдутся люди, которые не имеют ни груш, ни лишней жилплощади или другой собственности.
 Да и профессия у них - не портные, огородники и столяра, а, допустим, инженеры или шахтёры. Ну что с них взять?
 А в Изанию рвутся, потому что тоже хотят жить без вампиров.
Такие граждане могут подключиться к Изании, оплатив рублями неотложные заявки, поступающие в нашу кассу взаимопомощи.
 Не только о покупке топора, но и стройматериалов, продуктов питания, сложной операции, медицинского оборудования, плёнки для теплиц и т.д.

 Вам просто сообщат, куда следует перечислить посильную для вас сумму (строительной фирме за вагонку или протезисту за чью-то искусственную челюсть).
 И при подтверждении оплаты у вас появится личный счёт в иуе, при помощи которого вы отныне сможете пользоваться имеющимися у нас услугами на льготных условиях.

 И пополнять его, периодически оплачивая из зарплаты требующие нала заявки.

При этом основное правило – наличность в нашей кассе не лежит и никаким служащим на руки не попадает, а сразу же идёт в дело.
 Если тебе нужно что-то оплатить к такому-то числу, подай соответствующую заявку, и тебе её удовлетворят в срок, дав указание такому-то изанину (или изанам, если сумма большая) перечислить её на указанный тобой счёт фирмы.

 При этом с твоего изанского счёта снимается сумма в иуе, а изанам (инженерам и шахтёрам) начисляется.

Как видите, все сыты и довольны.
 Заходите почаще.

2002-03-13