Куда там Осторожнее!

 Рита в 2009-м. У неё у самой уже дочка.

(начало восьмидесятых)

  Крестины, заочные отпевания и прочие мои подвижки продолжали выводить из терпения “духов злобы поднебесной”.
Подоспело время крестить внучку, а у меня и дочь, и зять были некрещёными. Да и, как я уже писала, относились к участи собственных душ в вечности весьма безразлично, если вообще верили в наличие этих самых душ.

 Погоревав и покаявшись, я умоляла их об одном – окрестите ребёнка. А дальше – как Господь вразумит.
Самой ярой материалисткой оказалась моя свекровь, ритина прабабка, у которой было два железных аргумента:
- Всё это глупости, а ещё культурная женщина!
  И:
  - Простудите!

  Ритку (ей было полгода) я всё же отвоевала, и мне её привезли на пару дней, чтоб в воскресенье ехать всем вместе в храм.
Но, как только родители отбыли в Москву, она начала капризничать. А потом и вовсе зашлась такими воплями, что я в панике позвонила Вике.

- Лоб горячий? Живот? Стул? Кашляет? Горло?

- Температуры вроде нет. Просто орёт.

- Сейчас приедем и заберём.

  У меня всё внутри оборвалось. Заберут. Но вдруг и впрямь что-то серьёзное?

  Я слыхала, что можно крестить самой, но не знала в точности, как.
Ладно, Господь простит, если что не так.
Приготовила святой воды, елея.
Ритка продолжала надрываться.

- Крещается раба Божия Маргарита. Во имя Отца и Сына и Святого Духа…

  Крестом трижды мажу ей лоб, щёки, ладони, ступни...
Волнуюсь – наверняка что-то не по правилам.
Кроплю святой водой. И впрямь, не простудить бы...
Но в комнате по-летнему тепло, светит в окно вечернее солнышко.

  И вдруг она замолкает – будто вилку из розетки выдернули.
На ресницах ещё дрожат слезинки, щёки зарёванные.
Внимательно смотрит на меня, всхлипывает ещё пару раз и внезапно улыбается воистину ангельской улыбкой.

Сейчас Маргарита уже взрослая девушка, весьма крутого нрава, и так, наверное, улыбается лишь во сне. Но тогда...
  Я взяла её на руки.
Она улыбалась, во рту сверкали два молочных зуба, глаза были небесно-синие. И что-то в них такое неземное светилось, что у меня самой навернулись слёзы.

  Примчались родители.
Напрасно я уверяла, что ребёнок здоровёхонек, всю кашу съел, играет. Что вопли её, как я уже поняла, - не от болезни...
Ничего слушать не хотели. Да и что толку было им рассказывать про бесов, ненавидящих крещение, тем более про нашу с Риткой тайну – всё бы закончилось очередным скандалом.
В общим, внучку увезли, крещение в Церкви не состоялось.
Ну а я с тех пор успокоилась и на эту тему речь не заводила.

Однако вскоре девочка заболела по-настоящему.
Лежала в больнице с высокой температурой и грозными симптомами, а Вика над ней рыдала и молила Бога, в которого не верила, чтоб не забирал Ритку.
И клялась, что тогда обязательно её окрестит, а в Него поверит…

  Болящая выздоровела, и родители торжественно объявили, что в ближайшее воскресенье едут в храм.
Причём креститься будут всей семьёй, раз уж так получилось – дочка, папа и мама.
Я не была уверена, что взрослым нужна такая спешка, но промолчала, положившись на волю Божию.

Так они покрестились, тоже у отца Германа, потом обвенчались.
Затем крестились мать Андрея, его младший брат, баба Лёля - моя крёстная (из староверов перешла в Православие).
Ну а там пришёл черёд Катерины - дочери нашей дачницы.
ПотОм лилькиной дочки Натальи...