Дверь 5. Лужино. - Империя зла.

Содержание материала

 

 

Империя зла.

*   *   *
ПРИСУТСТВОВАЛИ: АХ(АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ), АГ(АНГЕЛ-ГУБИТЕЛЬ)

 

СВИДЕТЕЛИ:
М.Лобанов. Г.Димитров. М.Джилас. В.Молотов.

*   *   *

"В течение ноября-декабря 1952 года Комиссией был подготовлен проект постановления ЦК КПСС "О главном разведывательном управлении МГБ СССР".

В ходе подготовки этого проекта на одном из заседаний Комиссии И.В.Сталин высказал следующие замечания о разведке:

"В разведке никогда не строить работу таким образом, чтобы направлять атаку в лоб. Разведка должна действовать обходом. Иначе будут провалы, и тяжёлые провалы. Идти в лоб - это близорукая тактика.

Никогда не вербовать иностранца таким образом, чтобы были ущемлены его патриотические чувства.
Не надо вербовать иностранца против своего отечества. Если агент будет завербован с ущемлением патриотических чувств - это будет ненадёжный агент.

Полностью изжить трафарет из разведки. Всё время менять тактику, методы. Всё время приспосабливаться к мирной обстановке.
 Использовать мировую обстановку. Вести атаку маневренную, разумную.
Использовать то, что Бог нам предоставляет.

Самое главное, чтобы в разведке научились признавать свои ошибки. Человек сначала признаёт свои провалы и ошибки, а потом уже поправляется.

Брать там, где слабо, где плохо охраняется.

Исправлять разведку надо прежде всего с изжития лобовой атаки.

Главный наш враг - Америка.
Но основной наш удар надо делать не собственно на Америку.

Нелегальные резидентуры надо создать прежде всего в приграничных государствах.

Первая база, где нужно иметь своих людей - Западная Германия.

Нельзя быть наивным в политике, но особенно нельзя быть наивным в разведке.

Агенту нельзя давать такие поручения, к которым он не подготовлен, которые его дезорганизуют морально.

В разведке надо иметь агентов с большим культурным кругозором - профессоров /привёл пример, когда во времена подполья послали человека во Францию, чтобы разобраться с положением дел в меньшевистских организациях, и он один сделал больше, чем десяток других/.

Разведка - святое, идеальное для нас дело.

Надо приобретать авторитет.
В разведке должно быть несколько сот человек - друзей /это больше, чем агенты/, готовых выполнить любое задание.

Коммунистов, косо смотрящих на разведку, на работу ЧК, боящихся запачкаться, надо бросать головой в колодец.

Агентов иметь не замухрышек, а друзей - высший класс разведки.

Филерская служба, по-моему, должна быть разбита по различным управлениям". /Свидетельствует М.Лобанов/

*   *   *

Свидетельствует Г.Димитров:

"Когда немцы были под Москвой, настала общая неуверенность и разброд. Часть центральных партийных и правительственных учреждений, а также дипкорпус перебрались в Куйбышев. Но Сталин остался в Москве.

Я был у него тогда в Кремле, а из Кремля выносили архивы.
Я предложил Сталину, чтобы Коминтерн выпустил обращение к немецким солдатам. Он согласился, хотя и считал, что пользы от этого не будет.

Вскоре мне пришлось уехать из Москвы. Сталин же остался и решил её оборонять. В эти трагические дни он в годовщину Октябрьской революции принимал парад на Красной площади: дивизии мимо него уходили на фронт.

Трудно выразить то огромное моральное воздействие на советских людей, когда они узнали, что Сталин в Москве, и услышали из неё его слова, - это возвратило веру, вселило уверенность в самих себя и стоило больше хорошей армии".

*   *   *

"...Сталин сразу перешёл к отношениям с королевским югославским правительством в эмиграции, спросив Молотова:

- А не сумели бы мы как-нибудь надуть англичан, чтобы они признали Тито - единственного, кто фактически борется против немцев?

Молотов усмехнулся - в усмешке была ирония и самодовольство:

- Нет, это невозможно, они полностью разбираются в отношениях, создавшихся в Югославии.

Меня привёл в восторг этот непосредственный обнажённый подход, которого я не встречал в советских учреждениях, и тем более в советской пропаганде.
Я почувствовал себя на своём месте, больше того - рядом с человеком, который относится к реальности так же, как и я, не маскируя её.
Не нужно, конечно, пояснять, что Сталин был таким только среди своих людей, то есть среди преданных ему и поддерживающих его линию коммунистов.

...Когда я упомянул заём в двести тысяч долларов, он сказал, что это мелочь и что это мало поможет, но что эту сумму нам сразу вручат.
А на моё замечание, что мы вернём заём и заплатим за поставку вооружения и другого материала после освобождения, он искренне рассердился.

- Вы меня оскорбляете. Вы будете проливать кровь, а я - брать деньги за оружие!
Я не торговец, мы не торговцы.
Вы боретесь за то же дело, что и мы, и мы обязаны поделиться с вами тем, что у нас есть.

...Затем Сталин пригласил нас к ужину. Но в холле мы задержались перёд картой мира, на которой Советский Союз был обозначен красным цветом и потому выделялся и казался больше, чем обычно.
Сталин провёл рукой по Советскому Союзу и воскликнул, продолжая свои высказывания по поводу британцев и американцев:

- Никогда они не смирятся с тем, чтобы такое пространство было красным - никогда, никогда!"
/М. Джилас/.

"...Сталин изложил свою точку зрения и на существенную особенность идущей войны.

- В этой войне не так, как в прошлой. Кто занимает территорию, насаждает там, куда приходит его армия, свою социальную систему. Иначе и быть не может.

Он без подробных обоснований изложил суть своей панславистской политики:

- Если славяне будут объединены и солидарны - никто в будущем пальцем не шевельнёт. Пальцем не шевельнёт!.. - повторял он, резко рассекая воздух указательным пальцем.

Кто-то высказал мысль, что немцы не оправятся в течение следующих пятидесяти лет. Но Сталин придерживался другого мнения:

- Нет, оправятся они, и очень скоро.
Это высокоразвитая промышленная страна с очень квалифицированным и многочисленным рабочим классом и технической интеллигенцией - лет через двенадцать-пятнадцать они снова будут на ногах.

И поэтому нужно единство славян. И вообще, если славяне будут едины - никто пальцем не шевельнёт.

В какой-то момент он встал, подтянул брюки, как бы готовясь к борьбе; или кулачному бою, и почти в упоении воскликнул:

- Война скоро кончится, через пятнадцать-двадцать лет мы оправимся, а затем - снова!

Что-то жуткое было в его словах: ужасная война ещё шла.
Но импонировала его уверенность в выборе направления, по которому надо идти, сознание неизбежного будущего, которое предстоит миру, где он живёт, и движению, которое он возглавляет.

*   *   *

...Пора уже поговорить и об отношении Сталина к революциям, а следовательно, и к революции югославской.

В связи с тем, что Москва - часто в самые решительные моменты - отказывалась от поддержки китайской, испанской, во многом и югославской революций, не без основания преобладало мнение, что Сталин был вообще против революций.

Между тем это не совсем верно.
Он был против революции лишь в той мере, в какой она выходила за пределы интересов советского государства.
Он инстинктивно ощущал, что создание революционных центров вне Москвы может поставить под угрозу её монопольное положение в мировом коммунизме, что и произошло на самом деле.

Поэтому он революции поддерживал только до определённого момента, до тех пор, пока он их мог контролировать. Всегда готовый бросить их на произвол судьбы, если они ускользали из его рук..."
/М. Джилас/.

*   *   *

СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ ИОСИФА:

1948г. Участие в совместном заседании Совета Союза и Совета Национальностей 4-й сессии Верховного Совета.
Подписание договора о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи между Советским Союзом и Румынской Народной республикой.
Подписание договора о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи между Советским Союзом и Венгерской Народной республикой.
Торжественное заседание, посвящённое 30-летию Советской Армии.
Подписание договора о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи с Болгарской Народной республикой.
Подписание договора о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи между Советским Союзом и Финляндской республикой. Речь о значении советско-финляндского договора.

Ответ на открытое письмо г-на Уоллеса. Приём представителей США, Франции и Великобритании по вопросу о положении в Берлине.

Ответы на вопросы корреспондента "Правды" о международном положении.

*   *   *

" - Я говорю: вот что, я прочитал вашу записку, я вижу, что вы человек, который не хочет помогать Советской власти, а работает против Советской власти.
Я с вами больше никаких бесед вести не буду, потому что либо вы откажетесь от того, чтобы к иностранным корреспондентам обращаться - она и в турецкое посольство тоже обращалась, - либо я с вами не желаю иметь дело.
Отшил её. И больше она не появлялась.

Она потеряла веру - вот о чём речь! Не верят люди. Куда ни обращайся, никакого толку.
Она и к местным органам обращалась. По её записке собиралось совещание представителей министерств в Рязани и из исполкома областного были люди.
Видимо, кое-что сделали, но ничего существенного.

Она - как один из примеров того, что люди теряют веру.

Заговорили о событиях в Чехословакии, их причинах, тяжёлом положении в экономике.

- Я думаю, как бы у нас такого не было, - сказал Молотов, - Ибо мы сейчас находимся в глубокой экономической яме.
Выход из неё - не повышение цен. Я думаю, надо менять социальные отношения. Начать с партмаксимума для коммунистов. Это будет иметь громадное и моральное, и материальное значение для страны.

Дело в том, что хрущёвцы ещё преобладают даже в ЦК.
После смерти Сталина мы жили за счёт запасов, сделанных при Сталине.

- За Сталина! - сказал Молотов и стукнул рюмкой по тарелке, - Ибо никто бы не вынес, не выдержал того, что он вынес на своих плечах.
Ни нервов, ни сил ни у кого не хватило бы!"

/Молотов-Чуев/.

*  *  *

СЛОВО АХА В ЗАЩИТУ ИОСИФА:

"Империя зла"... "Тюрьма народов"... "Безбожное общество"...

Всё это - обычная сатанинская ложь и подмена, ибо, повторяю, не может царство тьмы приносить плоды добрые, иначе оно рухнет.

Церковь не имеет права спасать насильно за волосы и спасает только "своих".
Тех, кто верит строго так, как велит данная конфессия, или добровольно приходит в храм за помощью.
Кесарь же должен не только спасать каждого тонущего подданного независимо от веры, но и не позволять ему в шторм лезть в море, отвести для купания безопасные места, специальную купальню для детей и женщин.

И вообще, чем меньше количество утопших за годы правления данного кесаря, тем угодней такой кесарь Творцу, желающему "всем спастися и в разум Истины прийти".

Задача кесаря - установить максимально пригодный для переплывающих житейское море строй. Искушения, падения, травмы и связанное с ними порой очищающее состояние катарсиса - не дело кесаря.

Угодное Богу государство позволяет примирить богово с кесаревым и не отдать то и другое князю тьмы.

Всемирную революцию может осуществить и осуществит в конце концов Сам Господь;
кесарю же стремиться "отменить тьму" во вселенском масштабе - утопия, гордыня, если не сказать "безумие".

Ибо насильственное "спасение всех" противоречит Божьему Замыслу о свободе выбора и избранничестве, об отделении "овец от козлищ" в конце времён...

Советская Антивампирия просуществовала семьдесят лет, и это уже чудо, связанное с предназначением Иосифа и Божьим промыслом об очищении Руси и веры православной от фарисейства:

"Приближаются ко Мне люди сии устами своими и чтут Меня языком; сердце же их далеко отстоит от Меня;

Но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим".
/Мф.15-8,9/

"... Он начал говорить сперва ученикам Своим: берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие".
/Лк.12,1/

Отказавшись от троцкистской идеи Всемирной революции и став великим государственником Антивампирии, Иосиф продемонстрировал осознанное или неосознанное понимание Замысла и послушание ему.

Что невозможно смертному стать превыше Бога и объявить себя спасителем мира, победив на земле дьявола до конца времён.
Можно лишь оградить от него вверенных ему Небом подданных путём создания Антивампирии соответственно повелению Творца:

"Выйди от неё, народ Мой..."

Тьму нельзя ликвидировать, это свершит Господь в конце времён - но ей можно противостоять!
Можно и нужно.
Указатели "верного курса" - Евангельские заповеди, соответствие Замыслу, духовно-нравственная цензура.
Защита от лжепастырей и "вождей слепых", закон Неба - "все за одного, один за всех"...

И так вместе пройти тьму "лежащего во зле мира". Во главе с пастырем, если он служит Творцу. Явно или тайно.

Иосиф, кесарь-пастырь огромного многонационального государства, таковым и предстанет перед Судом.

Заставил он детей Божьих служить своим личным амбициям?
Или амбиции эти были направлены на то, чтобы, получив власть, употребить ее и всю жизнь свою до последнего вздоха на спасение своего народа?
Не только для Иерусалима земного, но и Небесного?

Угодное Богу государство должно обеспечить каждому своему сыну возможности для раскрытия в нём Замысла и Образа Творца во имя спасения в Доме Отца - объединённого Любовью Царства Будущего века.

Ибо смысл истории Богочеловечества - возвращение измученного страданиями на чужбине блудного сына, прощённого и воскрешённого любовью Творца, в Дом Отчий.